Білім берудің негіздері

Білім берудің негіздері
Темиргали Бауыржан Канатулы, Принцип универсальной юрисдикции в международном праве


Принцип универсальной юрисдикции в международном праве

Мақала авторы: Темиргали Бауыржан Канатулы
Жұмыс орны: АО «Казахский гуманитарно-юридический университет»
Лауазымы: магистрант
Жариялану мерзімі: 27.04.2016


Темиргали Бауыржан Канатулы, магистрант группы МП-П-1 курс

АО «Казахский гуманитарно-юридический университет»

Научный руководитель к.ю.н., доцент Иржанов А.С.

Тел.: +7-777-879-96-50

E-mail: olimp.87@inbox.ru

Аннотация: В статье определяется понятие и юридическая природа принципа универсальной юрисдикции в международном праве, а также рассматривается история его формирования, основные правила его использования. Комплексное рассмотрение сущности принципа универсальной юрисдикции позволит определить, как наиболее эффективно возможно использовать данный принцип в практике государств.

Ключевые слова: принцип универсальной юрисдикции, международное право, уголовная юрисдикция, принцип международного права.

Temirgali Bauyrzhan, the magistrand of group МПП-1 курс

KAZGUU UNIVERSITY

Annotation: The article defines the concept and the legal nature of the principle of universal jurisdiction in international law, and also examines its history of formation and the basic rules of using the principle. A comprehensive examination of the nature of the principle of universal jurisdiction will determine the most effective ways of using this principle in the practice of States.

Key words: the principle of universal jurisdiction, international law, criminal jurisdiction, the principle of international law.

 

Принцип универсальной юрисдикции в международном праве

The principle of universal jurisdiction in international law

Термин «юрисдикция» является юридическим термином и обычно используется для описания власти государства. Существуют традиционные формы юрисдикции в государствах: законодательная, судебная и исполнительная. В настоящей статье рассматривается судебная юрисдикция, т.е. способность правовой системы государства выносить решения по представленным делам.

Обычно государство пользуется судебной юрисдикцией в отношении преступлений, совершенных на ее территории, тем не менее, это не означает, что она на этом полностью заканчивается. [1]

Универсальная юрисдикция является наиболее спорной формой судебной юрисдикции. Государство может осуществлять универсальную юрисдикцию в отношении акта, который был совершен иностранцем против иностранца за границей, когда этот акт носит такой серьезный характер, что вызывает интерес в осуществлении юрисдикции над ним у всего международного сообщества. [2]

Принцип универсальной юрисдикции является принципом, который позволяет национальным судам привлекать к ответственности и обеспечивать неотвратимость наказания виновных в совершении преступлений против всего человечества, независимо от гражданства жертвы, преступника или от того, где произошло преступление. [3]

Принцип универсальной юрисдикции позволяет отступать от обычных правил, требующих территориальную или личную ссылку с преступностью, преступником или жертвой. Универсальная юрисдикция не подкреплена официальной правовой основой, ее осуществление представляет собой обычную международную норму. Это происходит на основании того, что некоторые преступления, так опасны для международных интересов, что государства имеют право,  и даже обязаны, возбуждать дела против преступника, независимо от места совершения преступления и национальности преступника или жертвы. Поэтому государства или международные организации должны вмешаться в уголовное преследование и наказать виновных лиц. [4]

Преступления, подлежащие универсальной юрисдикции, включают пиратством, рабство, преступления против человечности, военные преступления, пытки и геноцид. [5]

Универсальная юрисдикция применяются к правонарушениям по отношению ко всему международному сообществу в целом.

По делу Барселона трэкшн (Бельгия против Испании), Международный Суд заявил, что очень важно проводить различие между обязательствами государства по отношению к международному сообществу в целом и обязательствами по отношению к другому государству. По своей природе первые касаются всех государств. Ввиду важности затрагиваемых прав, все государства имеют правовой интерес для их защиты, они являются обязательствами Erga Omnes.

В 2010 году, Генеральная Ассамблея ООН упомянула о принципах, которые регулируют осуществление универсальной юрисдикции по «серьезным нарушениям». Многие международные конвенции предусматривают обязанность преследовать определенные преступления, но не всегда влекут за собой осуществление универсальной юрисдикции. Женевские конвенции 1949 года признали принцип универсальной юрисдикции в форме обязательства выдавать и осуществлять судебное преследование за «серьезные правонарушения». Кроме того, государства, которые ратифицировали Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения или наказания по закону обязаны осуществлять универсальную юрисдикцию в отношении лиц, совершивших закрепленные в конвенции преступления. [6]

Реализация общего принципа остается сложной, так как он является вопросом не только международного, но и национального законодательства. Государства имеют право принимать внутренние акты по данному вопросу, а не только правила или принципы международного права. Следовательно, универсальный принцип юрисдикции применяется неоднородно, поэтому очень трудно получить ясную картину ситуации в целом.

Признание универсальной юрисдикции государства как принципа не достаточно. Нужно сделать три необходимых шага для его эффективной работы: определить существование определенного юридического основания для универсальной юрисдикции, прописать четкое определение преступлений и его составных элементов, а также применить национальные средства принуждения, позволяющие национальной судебной власти осуществлять свою юрисдикцию над этими преступлениями. Если одного из этих шагов не хватает, то принцип не будет эффективно работать.[7]

На сегодняшний день большинство государств признали, что у них есть моральный долг осуществлять универсальную юрисдикцию в отношении этих преступлений. Тем не менее, многие из них не выполнили свои обязательства по принятию национальных законов, предусматривающих универсальную юрисдикцию. Даже если такие законы и имелись, чаще всего они были неэффективными. Таким образом, проблема заключается в сфере применимости принципа универсальной юрисдикции, так как реализация универсальной юрисдикции часто натыкается на препятствия. [8]

По сути, универсальная юрисдикция была впервые применена к преступлению пиратства. Учитывая характер данного преступления, место совершения преступления, стал ключевым положением в основе принципа универсальной юрисдикции. Преступление происходило в «открытом море», то есть в международных водах, не подлежащих юрисдикции любого отдельного государства. Следовательно, в интересах правосудия, юрисдикция была присуждена любому государству, которое задерживало пиратов.

В современную эпоху, второй основной предпосылкой, которая также актуальна, является то, что международные преступления стали рассматриваться как угроза для международного сообщества. Они такие по своему масштабу и степени, что затрагивают интересы всего человечества. Такие преступления, таким образом, преступления против самого международного сообщества, и, следовательно, попадают под юрисдикцию каждого государства.

После второй мировой войны, пиратство и работорговля были единственными преступлениями, подлежащими универсальной юрисдикции. Тем не менее, эта концепция была вскоре расширена в соответствии с ростом международного правового порядка, для введения двух новых классов преступления: военные преступления и преступления против человечности. Эти преступления настолько тяжкие, что составляют международные преступления, давая основания для применения универсальной юрисдикции. Военное преступление — это не преступление против закона или уголовного кодекса любой отдельной страны, но и преступление против международного права. Законы и обычаи войны имеют универсальное применение и не зависят от национальных законов и границ. Очевидно, что международный правопорядок имеет фундаментальный интерес в поддержании целостности и доверия к международной правовой системе с помощью уголовного преследования тех, кто нарушает его основные запреты. Комиссия международного права в Уставе Нюрнбергского трибунала и впоследствии в решении Трибунала подтвердила, что преступления против человечности и военные преступления поднялись до уровня международного преступления. [9]

На настоящий момент концепция универсальной юрисдикции достигла значительного уровня эволюционного развития и кодификации. Таким образом, современная эволюция универсальной юрисдикции может рассматривать в виде двух составляющих: во-первых, как договор, основывающий обязательства по универсальной юрисдикции и, во-вторых, реализация принципа универсальной юрисдикции на законодательном и судебном уровне. [10]

В настоящее время универсальная юрисдикция закреплена в уголовном законодательстве целого ряда стран. Некоторые государства приняли национальные нормативно-правовые акты, имплементирующие нормы международного (в частности, международного гуманитарного) права. Среди данных государств следует отметить Бельгию (которую зачастую называют «лабораторией применения универсальной юрисдикции») и Германию (принявшую национальный нормативно-правовой акт, на сегодняшний день наиболее полно и последовательно имплементировавший на внутригосударственном уровне нормы международного уголовного и международного гуманитарного права — Кодекс преступлений против международного права от 26 июня 2002 г.).

Принцип универсальной юрисдикции еще не получил окончательного закрепления в международном праве в качестве общепризнанного. Тем не менее, определенные тенденции к подобному закреплению можно обнаружить в ряде универсальных международных договоров: Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него от 9 декабря 1948 г., Международной конвенции «О пресечении преступления апартеида и наказании за него» от 30 ноября 1973 г., Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву от 10 декабря 1982 г.[11]

Для эффективного применения принципа универсальной юрисдикции необходимы основы для его применения. Во-первых, данная уголовная юрисдикция основана исключительно на характере преступления, без учета того, где было совершено преступление, гражданство предполагаемого преступника или осужденного, гражданство потерпевшего, или любой другой связь в состоянии осуществлять такую юрисдикцию. Она может осуществляться компетентным судебным органом любого государства над обвиняемым в совершении тяжких преступлений по международному праву. Тяжкими преступлениями в международном праве являются пиратство,  рабство, военные преступления, преступления против мира,  преступления против человечности, геноцид и пытки.

Кроме того, государство может рассчитывать на возможность применения универсальной юрисдикции для того, чтобы добиться экстрадиции лица, обвиняемого или осужденного в совершении тяжкого преступления по международному праву, при условии, что оно имеет достаточно серьезных доказательств вины лица, и судебный процесс или наказание осуществляется в соответствии с международными нормами и стандартами по защите прав человека в контексте уголовного судопроизводства.

Национальные судебные органы могут опираться на принцип универсальной юрисдикции, даже если их национальное законодательство специально не прописывает такую возможность.[12]

От уголовной юрисдикции по тяжким преступлениям по международному праву не могут быть освобождены главы государств, правительств или любые ответственные государственные чиновники, невзирая на их иммунитет. Срок давности не распространяется на тяжкие преступления по международному праву. [13]

Если несколько стран претендует на осуществление такой юрисдикцию над лицом, то государства должны, при принятии решения о судебном преследовании или экстрадиции, основывать свои решения на общем балансе из определенных критериев. Например, существования многосторонних или двусторонних договорных обязательств, место совершения преступления, любые отношения между запрашивающим государством и предполагаемым преступником, преступлением, или потерпевшим, добросовестность и эффективность обвинение в запрашивающего государства, справедливость и беспристрастность разбирательства в запрашивающего государства, удобство для сторон и свидетелей, а также наличие доказательств в запрашивающего государства, интересы правосудия. [14]

Если над обвиняемым лицом были проведены надлежащие правовые процедуры и вынесено судебное решение, то государства должны признать действительность надлежащего осуществления универсальной юрисдикции другим государством и признать окончательное решение компетентного судебного органа, осуществившим такую юрисдикцию в соответствии с международными нормами.

Существуют основания для отказа в выдаче. Государство или его судебные органы должны отказаться удовлетворить просьбу о выдаче на основе универсальной юрисдикции, если разыскиваемое лицо, вероятно, будет подвержено смертной казни, пыткам или другим жестоким, унижающим достоинство наказанию или обращению или, если есть вероятность, что человек будет повержен правовому разбирательству, противоречащим международным стандартам. [15]

Практика международного права показывает, что принцип универсальной юрисдикции из года в год все больше находит свое отражение в национальных законодательствах, а также в международных договорах между субъектами международного права. Это необходимо для эффективного применения принципа универсальной юрисдикции. В случае необходимости, государства должны принять национальное законодательство, позволяющее осуществление универсальной юрисдикции и исполнение этих основ. Кроме того, во всех будущих договорах и протоколах к существующим договорам, связанных с серьезными преступлениями в рамках международного права, государства должны включать в себя положения по универсальной юрисдикции.

На сегодняшний день республика Казахстан является участником международных организаций и соглашений. Такое сотрудничество затрагивает и сферу, связанную с уголовными преступлениями. Например, РК присоединился к Римскому статуту Международного уголовного суда. МУС осуществляет международное правосудие над лицами, совершившими тягчайшие международные преступления, тем самым обеспечивая неотвратимость уголовного наказания за такие правонарушения. Кроме того, Казахстан является участником Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, которая закрепляет положение о том, что государства обязаны осуществлять универсальную юрисдикцию в отношении преступлений, закрепленных в этой конвенции.

Таким образом, РК признает существование возможности применения принципа универсальной юрисдикции. Однако, необходимо помнить, что осуществление данной юрисдикции предполагает не только следование договорным обязательствам, но и общим нормам международного права, которые отражают основы следования принципу универсальной юрисдикции.

Библиография

Diane Morrison and Justus Reid Weiner “Curbing the Manipulation of Universal Jurisdiction”, Jerusalem Center for Public Affairs, 2010. http://www.jcpa.org/text/universal-jurisdiction.pdf

A program of the United Nations Association of the United States of America, Researched and drafted by Amitis Khojasteh, Updated June 28, 2007. http://www.amicc.org/docs/Universal%20Jurisdiction%20Q&A.pdf

Xavier Philippe, «The principles of universal jurisdiction and complementarity: how do the two principles intermesh?», Selected articles on international humanitarian Law, International review of the Red Cross, Volume 88 Number 862 June 2006. https://www.icrc.org/eng/assets/files/other/irrc_862_philippe.pdf

Hoover, Dalila V., «Universal Jurisdiction not so Universal: A Time to Delegate to the International Criminal Court». Cornell Law School Inter-University Graduate Student Conference Papers. Paper 52. 2011, http://scholarship.law.cornell.edu/cgi/viewcontent.cgi?article=1081&context=lps_clacp

The Principle and Practice of Universal Jurisdiction: PCHR’s Work in the occupied Palestinian territory. Palestinian Centre for Human Rights (PCHR), 2010.

Н.М. Лямин «Становление принципа универсальной юрисдикции и ее осуществление органами международного уголовного правосудия», Вестник РУДН, серия Юридические науки, 2014, № 2

Program in Law and Public Affairs and Woodrow Wilson School of Public and International Affairs, Princeton University. Princeton Project on Universal Jurisdiction. Printed in the United States of America © 2001.

Международный Комитет Красного Креста. https://www.icrc.org/rus/resources/documents/misc/ihl-limitations-271004.htm

Michael Plachta. «Contemporary problems of extradition: human rights, grounds for refusal and the principle aut dedere aut judicare». http://www.unafei.or.jp/english/pdf/PDF_rms/no57/57-07.pdf

Bibliography

Diane Morrison and Justus Reid Weiner “Curbing the Manipulation of Universal Jurisdiction”, Jerusalem Center for Public Affairs, 2010. http://www.jcpa.org/text/universal-jurisdiction.pdf

A program of the United Nations Association of the United States of America, Researched and drafted by Amitis Khojasteh, Updated June 28, 2007. http://www.amicc.org/docs/Universal%20Jurisdiction%20Q&A.pdf

Xavier Philippe, «The principles of universal jurisdiction and complementarity: how do the two principles intermesh?», Selected articles on international humanitarian Law, International review of the Red Cross, Volume 88 Number 862 June 2006. https://www.icrc.org/eng/assets/files/other/irrc_862_philippe.pdf

Hoover, Dalila V., «Universal Jurisdiction not so Universal: A Time to Delegate to the International Criminal Court». Cornell Law School Inter-University Graduate Student Conference Papers. Paper 52. 2011, http://scholarship.law.cornell.edu/cgi/viewcontent.cgi?article=1081&context=lps_clacp

The Principle and Practice of Universal Jurisdiction: PCHR’s Work in the occupied Palestinian territory. Palestinian Centre for Human Rights (PCHR), 2010.

NM Lyamin «Formation of the principle of universal jurisdiction and its exercising by international criminal justice agencies» Bulletin of Peoples’ Friendship University, a series of legal sciences, 2014, № 2

Program in Law and Public Affairs and Woodrow Wilson School of Public and International Affairs, Princeton University. Princeton Project on Universal Jurisdiction. Printed in the United States of America © 2001.

International Committee of the Red Cross. https://www.icrc.org/rus/resources/documents/misc/ihl-limitations-271004.htm

Michael Plachta. «Contemporary problems of extradition: human rights, grounds for refusal and the principle aut dedere aut judicare». http://www.unafei.or.jp/english/pdf/PDF_rms/no57/57-07.pdf

[1] Diane Morrison and Justus Reid Weiner “Curbing the Manipulation of Universal Jurisdiction”, Jerusalem Center for Public Affairs, 2010. http://www.jcpa.org/text/universal-jurisdiction.pdf

[2] Diane Morrison and Justus Reid Weiner “Curbing the Manipulation of Universal Jurisdiction”, Jerusalem Center for Public Affairs, 2010. http://www.jcpa.org/text/universal-jurisdiction.pdf

[3] A program of the United Nations Association of the United States of America, Researched and drafted by Amitis Khojasteh, Updated June 28, 2007. http://www.amicc.org/docs/Universal%20Jurisdiction%20Q&A.pdf

[4] Xavier Philippe, «The principles of universal jurisdiction and complementarity: how do the two principles intermesh?», Selected articles on international humanitarian Law, International review of the Red Cross, Volume 88 Number 862 June 2006. https://www.icrc.org/eng/assets/files/other/irrc_862_philippe.pdf

[5] A program of the United Nations Association of the United States of America, Researched and drafted by Amitis Khojasteh, Updated June 28, 2007. http://www.amicc.org/docs/Universal%20Jurisdiction%20Q&A.pdf

[6] Hoover, Dalila V., «Universal Jurisdiction not so Universal: A Time to Delegate to the International Criminal Court». Cornell Law School Inter-University Graduate Student Conference Papers. Paper 52. 2011, http://scholarship.law.cornell.edu/cgi/viewcontent.cgi?article=1081&context=lps_clacp

[7] Xavier Philippe, «The principles of universal jurisdiction and complementarity: how do the two principles intermesh?», Selected articles on international humanitarian Law, International review of the Red Cross, Volume 88 Number 862 June 2006. https://www.icrc.org/eng/assets/files/other/irrc_862_philippe.pdf

[8] Hoover, Dalila V., «Universal Jurisdiction not so Universal: A Time to Delegate to the International Criminal Court». Cornell Law School Inter-University Graduate Student Conference Papers. Paper 52. 2011, http://scholarship.law.cornell.edu/cgi/viewcontent.cgi?article=1081&context=lps_clacp

[9] The Principle and Practice of Universal Jurisdiction: PCHR’s Work in the occupied Palestinian territory. Palestinian Centre for Human Rights (PCHR), 2010.

[10] The Principle and Practice of Universal Jurisdiction: PCHR’s Work in the occupied Palestinian territory. Palestinian Centre for Human Rights (PCHR), 2010.

[11] Н.М. Лямин «СТАНОВЛЕНИЕ ПРИНЦИПА УНИВЕРСАЛЬНОЙ ЮРИСДИКЦИИ И ЕЕ ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ОРГАНАМИ МЕЖДУНАРОДНОГО УГОЛОВНОГО ПРАВОСУДИЯ», Вестник РУДН, серия Юридические науки, 2014, № 2

[12] Program in Law and Public Affairs and Woodrow Wilson School of Public and International Affairs, Princeton University. Princeton Project on Universal Jurisdiction. Printed in the United States of America © 2001.

[13] Международный Комитет Красного Креста. https://www.icrc.org/rus/resources/documents/misc/ihl-limitations-271004.htm

[14] Michael Plachta. CONTEMPORARY PROBLEMS OF EXTRADITION: HUMAN RIGHTS, GROUNDS FOR REFUSAL AND THE PRINCIPLE AUT DEDERE AUT JUDICARE. http://www.unafei.or.jp/english/pdf/PDF_rms/no57/57-07.pdf

[15] Program in Law and Public Affairs and Woodrow Wilson School of Public and International Affairs, Princeton University. Princeton Project on Universal Jurisdiction. Printed in the United States of America © 2001.

Комментарии